Виноград

Статьи

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Александр Иванович Потапенко. Очерк

Как-то на телеканале «Культура» показали документальный фильм: «Виноградники Лаво. Швейцария». Сказочная панорама. Альпийское предгорье. Голубой кристалл Женевского озера в окружении многосотметровых гранитных берегов. По крутым склонам - виноградные террасы, устремленные в небо. Местная лоза - наследница древних римлян. Но террасы строили монахи. У входа в одно из селений, Сен-Сефоран, - камень, датированный пятьдесят третьим годом нашей эры. Из под слоя веков проступает первозданный облик сельской винодельни. Вековой деревянный пресс, деревянные туфли, бочки из тысячелетнего дуба… Время здесь будто замерло, завороженное божественной природой. Но рубиновая струйка вина в бокале, окрашивая губы, возвращает вас из бездны времен в день сегодняшний.

Когда долго стоишь на высоком правом берегу Волги, в какой-то миг возникает ощущение полета. Далеко внизу необъятные волжские просторы. То том, то здесь яркими снежинками стайки белых чаек. Снежная яхта в серебристом блике волн. Разогретые солнцем крутые берега в зелени садов, ныряющих в синь реки. Панорама почти швейцарская. Разница в отсутствии виноградников…

Климат, увы, не тот. В Лаво средняя годовая температура плюс двадцать. Возможно потому столь нежная конструкция, как виноградник, смогла одолеть века!

Если живы традиции, сорта нетленны.

О культуре винограда известно больше, чем о любом другом растении. Можно сказать, известно все! Сортов десятки тысяч. В каждой стране, в каждой местности свои. И только «Русского винограда» вы не найдете нигде, ни в каталогах, ни в энциклопедиях. Ни сорта, ни вида такого винограда там не значится. Как не значится авторов у вида, рода, семейства любого растения. Эти категории слагались эволюционно, тысячелетиями, пряча авторов в толще времен.

Время ли приспело, что у целого вида появился автор? Или автор поспел ко времени? Но «Русский виноград», как вид, существует! В мировой практике подобная заявка немыслима. Нонсенс! Однако вид есть,как есть и новое растение, и сам автор.

Имя Александра Ивановича Потапенко, выдающегося русского ученого и селекционера, почитаемого знатоками и любителями виноградной культуры, мало известно стороннему читателю, хотя в рамки одной этой культуры оно вряд ли уложится.

Биолог, историк, профессиональный художник, писатель, философ, фронтовик, автор четырнадцати книг... От научной монографии «Биорегуляция растений», поэтической «Старожил земли русской», философской «Тело и дух – загадочный тандем материи», исторической «Русь и Хазария» до... Уйдем от утомительных перечислений. Любая из его книг на самого искушенного читателя, поскольку каждая - оригинальное исследование, претендующее на открытие.

Но ведущая тема – виноград!

Задачи, которые ставил перед собой А.И.Потапенко, из категории не решаемых.

Россия – мировая виноградная держава! Огромные территории – зона не укрывного виноградарства! Не за счет южных земель и изощренных агротехнологий. Безбрежные просторы должны занимать морозостойкие сорта. Естественным образом! Об этом мечтали монархи и монахи, генеральные секретари и садоводы-любители. Виноград вскормил человеческую цивилизацию. Но до Русской равнины так и не добрался. Не было сортов под наши сорокаградусные зимы.

И вот теперь, заполняя бросовые земли, они способны решать проблему, на которую намекал еще Н.И.Вавилов: «Главный потенциал видового и сортового разнообразия культурных растений находится в южной горной и тропической Азии… Особенно богаты родовым, видовым и сортовым потенциалом Индия, Китай, давшие почти половину культурных растений, а также передняя Азия и средиземноморские страны.

Если принять во внимание не только введенные в культуру, но также используемые здесь дикие виды, то можно наглядно видеть ту материальную основу, на которой здесь развивались колоссальные массивы земледельческого населения, до сих пор приуроченные к указанным территориям» (Н.И.Вавилов «Ботанико-географические основы селекции», в кн. «Теоретические основы селекции растений» т.1, Москва-Ленинград, 1935г, с.61).


«Человеческий ум пытается понять такое, что пониманию не принадлежит… разум – такой же атрибут материи, как теплота, магнетизм или гравитация».

«Пытаясь объяснить происхождение жизни и целесообразности, наука ставит себя в абсурдное положение: она доказывает недоказуемое. Целесообразность может быть необъяснимой…»

Строки из книги «Климат и тайна двух биосфер», написанной на излете земной жизни, буквально « под занавес», поражают тонкостью и глубиной понимания. Гениальные догадки о «тайне живого» приоткрывают нечто новое в тайнах биологических процессов, а по сути, в самой жизни.

«Живой органический мир поражает нас своей целесообразной организованностью на организменном уровне, но насколько она значительнее на молекулярном и атомном уровнях.

Поднимая бокал шампанского. Мы не задумываемся о том, что держим в руках мириады бурлящих нарождающихся жизней».

Можно процитировать всю книгу, настолько интересна доказательная база, которой пользуется А.И.Потапенко, как биолог. Однако за нею не только экспериментальные поля с виноградными сеянцами...

Минувшую войну Александр Иванович прошел минером. От звонка до звонка! Его руки разминировали более 900 объектов. Надо было обладать сверхчеловеческой чуткостью, чтобы не соответствовать фронтовой статистике, по которой минер жил в среднем 3 дня… Одна из авибомб с ловушкой, которую он обезвредил, ушла в землю на тринадцать метров. Откапывая ее в течение суток на морозе, А.И.Потапенко о ловушке, разумеется, не знал. Каким-то шестым чувством угадал. Оно и спасло. Как и в сотнях других случаев...

Мои поездки в Оленье в начале нового тысячелетия как-то незаметно для меня тоже стали традицией. А в 2009году в Оленьем я даже побывал трижды, ведомый оказией или предчувствием...

Первая поездка пришлась на жаркие майские дни. Сухие песчаные вихри носились по селу, навевая грустные мысли. В тени + 35С, и винограднику уже не хватало воды. С поливом здесь проблема.

- Чуть бы ниже, – сетует Александр Иванович, - вон на том берегу для виноградника все условия. – Он показывает рукой на другую сторону километрового водохранилища. – Тогда полив не нужен. Два метра до воды, виноград за год-дотянется корнями. Сажай, делай шпалеры и через три, пять лет собирай урожай. Увы, никому это не нужно. Ни государству, ни фермерам. Картофель и помидоры – дальше фантазия не работает.

- Но если есть новые сорта, - возражаю, - значит, будет и спрос. В России, известно, не быстро запрягают…

- Мы более шестидесяти лет пытались создать лозу, устойчивую к нашим зимам… О положительных результатах я написал еще десять лет назад. А в ответ – тишина, - так, кажется, у Высоцкого.

- А кто и когда выращивал в наших северных регионах виноград? Нет ни опыта, ни понимания параметров сорта, его функциональности, ни винодельческих навыков. Все это еще предстоит нарабатывать. Хорошо еще, что у нас есть садоводы - любители! Они выращивают ваш виноград в Приморье, в Сибири, на Урале, в Москве, Туле, Нижнем Новгороде, Смоленске, Саратове… Последователи есть. Их много…

- Наследников мало… Тех, кто широко понимает виноградную культуру, задачи, масштаб… Многое уходит безвозвратно…Природа не бывает должна. Она – кредитор. Но если она адекватна нашим мыслям, чувствам, которые бедны, то каких милостей от нее ждать?..

Я смотрю на просыпающуюся лозу, на нежнейшую зелень первых почек… Близость зеркального водохранилища в сотне метров рождает иллюзию водного благополучия… Но с водой, увы, туго. По крайней мере, на отдельно взятом винограднике. В летнее время водопровод во всех домах работает на полив огородов. А дом Потапенко в конце улицы…

Пытаюсь шутить по поводу «водяной засухи», мол, «у воды и не напиться», но шутка получается невеселой. Александр Иванович хмурится. Закончена книга об атмосфере Земли. И возможна она тоже причина его настроения.

- Для предотвращения парникового эффекта климатологи предлагают распылять серу на высотах тридцать - сорок километров. Предложение нелепое, связанное с непониманием причин ухудшения климата. - Александр Иванович смотрит пристально, впитывая реакцию собеседника. - Истоки человеческих болезней в психике. То же – и с атмосферой. Ее катастрофическое состояние вызвано травмированием ее биологических свойств. Но кто это понимает? Объяснение, конечно, необычное. Связано с биологическими процессами, а это фактически влечет реформирование всей теоретической биологии. Но тут уже недолго прослыть сумасшедшим…

Жарко. Жмемся в тень. В доме, из бывшей колхозной конторы, прохладно. Картины…картины…картины… маслом, карандашом, акварелью… Портрет отца - Ивана Павловича Потапенко…Портреты Мичурина, Тимирязева, брата Якова… Пейзажи… Лес. Великий Дон. Панорама берегов с радужными волнами донских виноградников, сцены сбора урожая, донские казачки… На одной из картин – молодая Людмила Павловна, жена... Вот она же на другой… Сцены сельской жизни, природа, лица… «Красноречие» стен столь велико, что не хочется оценивать, обсуждать, говорить.

Схваченный миг под рукой художника замер с такой энергией света, солнца и самой жизни, что кажется, готов в любой миг вновь вспыхнуть, раскрыться навстречу мысли, чувству! Как виноградная лоза!

Господи, каким же зрением надо обладать, чтобы разглядеть в дикой амурской лозе домашнее растение?! В таких задачах «утонуло» не одно поколение селекционеров… Это что-то вроде строительства многокилометрового канала одной отдельно взятой лопатой. И здесь без веры, без ощущения перспективы… не обойтись.

Чуткость взгляда, мышления, тонкость слуха, динамика живого… - да, все это присутствует. И вдруг понимаешь, это должно присутствовать во всем, в винограде, в живописи, в истории!.. Нужен иной, многомерный взгляд. И тогда время прессуется, уплотняется, втискивая в одну жизнь усилия многих поколений. Тогда есть шанс успеть! Тогда даже прошлое оживает, становится настоящим...

Считалось, что донские виноградники начались с Петра Первого… Однако благодаря тончайшему историческому исследованию - «Русь и Хазария» узнаем, что донскому виноградарству – тысяча лет! Это стало открытием даже для таких авторитетных историков Хазарии, как М.Артамонов, Л.Гумилев, С.Плетнева. При содействии Гумилева и была опубликована в 1976 году книга А.Потапенко «Старожил земли русской» - документальная поэма о русском виноградарстве. Живописный исторический шедевр!

- Да, виноград – уникальное растение! Другого такого нет. Он пробуждает не только ум и сердце, но даже историю. Он синоним жизни!.. Ее цель и путь, если хотите. Кто понимает виноград – понимает все… « Я есмь виноградная лоза, а Отец мой – виноградарь. И всякую лозу, не приносящую плода, Он отсекает»... Строки, едва ли не самые загадочные в Библии. В них глубочайшая сакральная тайна виноградной лозы…

Этот весенний разговор с Александром Ивановичем весь сезон не выходил у меня из головы. Впрочем, как и многие другие наши беседы.

- Такое у негосвойство – будоражить сознание, - Людмила Павловна порой делилась «кадрами» семейной жизни. - С первого дня, как вышла за него замуж, так и просыпаюсь от стука пишущей машинки… в пять-шесть утра… какая ему разница? Он заведен на дело. Помню его письма с фронта, которые он писал брату Якову. Тот работал уже во Всесоюзноминституте виноградарства и виноделия в Новочеркасске. Брат ждет письма, беспокоясь, что у него и как. Фронт, война…Но в письмах одно и то же. «Проследи на втором поле за третьим рядом сеянец номер 2-3-7…».В следующем письме:«…проследи за пятым рядом сеянец 2-5-11». И так всю войну…

Русское поле, я твой тонкий колосок… Есть сорта, знания, увлеченные селекционеры. Но нет виноградников, соразмерных Русской равнине. Об этом думает поколение, прошедшее коллективизацию, войну, «светлое будущее»… Оно еще успеет что-то сделать, подсказать… Опытные поля… Специалисты…

Но откуда им быть там, где винограда никогда не было?..

Когда еду в сторону Волгограда невольно отыскиваю взглядом места, где могли бы раскинуться виноградники. Все правое и левое побережье Волги от Саратова до Волгограда, включая Камышин… - идеальное место для виноградной лозы. И обратно - до Хвалынска...

Километровая полоска вдоль Волги, в размерах одной Саратовской области – это уже сотни тысяч гектаров, а если принять в расчет малые районные реки, наберется до миллиона! Резерв астрономический, сравнимый с Францией, Германией. В одной области! Господи, какая огромная страна!..

Конечно, в калейдоскопе социальных экспериментов трудно устоять традициям. Однако народ всегда при деле, даже когда и делать-то, кажется, нечего. И, наверное, потому виноград шагает все дальше на север! Правда, он пока еще тот, южный, требующий укрытия на зиму.

Когда полвека назад я увидел метровые траншеи, в которые приятель моего отца укладывал зимующий виноград, я думал, что же в нем, в этом удивительном растении, такое, чтобы так стараться? Столько вокруг всего! Яблони, груши, сливы, вишня, смородина, малина, крыжовник!

Воспоминания детства с возрастом лишь ярче! «Вперед, вперед к своим истокам! К полям, лесам, где рысь и лось, и где, увы, порой до срока упасть кому-то довелось». Через полвека, зайдя на знакомый двор, увидел пару гнилых пеньков, чахлую вишенку и… серую от пыли траву. Невысокий штакетник оплетала серая лоза, условно загораживая двор от пролетавших мимо машин. И это была ее последняя функция. Новые люди купили дом, но не традиции.

Но ведь Русский виноград уже есть. Он выдерживают сорокаградусные зимы на заборах и беседках. Он не требует химии и всесезонного внимания специалиста. Он – аптека и кладовая самых полезных веществ. Он экологичен и удовлетворит самый изысканный вкус. Он…

Но зачем он? Мы давно привычны к бананам и апельсинам, к винограду узбекскому, турецкому, китайскому. Привычны ко всему крупному, яркому, броскому. А тут… В особых качествах еще надо убедиться…

Промышленный виноградник. Да нужен ли он? Масштабные монопосадки уродуют и продукт, и саму землю! Биологическая аксиома! На худой конец, у нас пока еще есть стихийный дачник с домашней мотыгой, убегающий от химии и ГМО и упорно, как русская тройка, буксирующий южную культуру все дальше на север! Уйди он со сцены и что станет со страной, даже самой великой, самой картофельно – петрушечной? Что-то, конечно, останется. Наверное, что-то вроде болгаро-сербской или западно-украинской демократии.

А пока на него, скромного рядового дачника селекционер, похоже, и трудится! Как впрочем, и многие другие русские ученые!

Специалисты знают, сок из амурского винограда за день-два поднимает с постели больного гриппом. Того самого, утомленного яркими продуктами с ядовитой начинкой и бесплатно дорогой медициной.

«Группа здоровья» любого винограда –полифенольные соединения, которых тысячи. Полезность в их неразрывном союзе! Они же- «шлагбаум» на пути любого внешнего воздействия на лозу. Токсичные вещества,радиация, механическое повреждения, инфекция, ультрафиолет, аномальная погода – каждый сорт все это переваривает по-своему!

Но что сильнее всего влияет на лозу? Ведущие образы - жара и холод! Но почему главнейших веществ, как того же ресвератрола, в амурском винограде в сотни раз больше, чем, к примеру, в Каберне Совиньоне, при всем моем глубочайшем почтении к этому поистине мировому сорту.

Откуда такая разница?

Все на поверхности. В южной лозе – солнце, ультрафиолет, жара… - половинная составляющая, ведь низких продолжительных температур в традиционных виноградных странах не бывает! Разовые фосмажоры с погодой не в счет! Сорт слагается не за день!.

Амурскому же винограду и жары, и холода за века хватило с избытком.

Вот откуда все его лечебное богатство!

Становится понятным глубокий смысл слов Потапенко о том, что « амурскому винограду лучше оставаться самим собой». Как, впрочем, и всем другим особо полезным северным растениям.

В село Зверево Лукояновского района Нижегородской области мы с приятелем приехали, зная о местном промышленном винограднике. Это в десятке километров от Пушкинского Болдино. Владелец местного садового питомника Владимир Александрович одним из первых в России высадил амурские сорта Потапенко. Климат здесь, конечно, не виноградный. « Степь. Зимой до минус сорока двух. А что делать? - задает Шиблев сам себе вечный русский вопрос. – Потапенко решил задачу. Наша – сберечь, удержать, вывести на поля».

Осень 2009 удивительная. Такой погоды, солнечно - теплой, до самого декабря, что-то не припоминаю. Меня тянет в Оленье.

Перечитываю письма. Одно, другое…

«Жить без винограда можно, но это в некотором роде будет не жизнь, а существование.

Цивилизации, создававшие художественные ценности, - это, прежде всего, виноградарские цивилизации.

Завершил работу над текстом. В общей сложностиона продолжалась 60 лет. В жизни я не считался с трудностями и затратами…но высказать верную точку зрения в нескольких газетных публикациях и примитивно изданных книжонках тысячным тиражом, совершенно недостаточно».

Письма, письма… наболевшие мысли, рожденные жизнью, но не всегда понятные даже родным и близким. Мысли, выкристаллизованные длинными, утомительными зимами, когда двухмесячноебесснежье под минус сорок не позволяет даже высунуться из дома. А надо еще и дров наколоть, и коз накормить.

Полные грусти и надежд письма, с пониманием противоречий человеческой природы и со вселенской болью за все живое. Союзников много, когда все легко и просто и цель близка, но когда дорога длинна и результат неочевиден, спутники отстают. Лишь вера – ориентир на нескончаемом пути.

«...красное виноделие при способности амурского винограда удовлетворяться гораздо меньшей суммой активных температур, может достигаться даже в средней полосе европейской части России. Прославленные тона, похожие на паслен, свойственные Каберне Совиньону, и не менее знаменитые тона свежих сливок знаменитого грузинского Саперави свойственны также и амурскому винограду. Нет такого оттенка во вкусе сока сортов витис винифера, которому нельзя было бы найти аналога среди разновидностей амурского винограда.

Терново-вишневые и черносмородиновые тона, характеризующие цимлянские сорта, свойственны амурскому винограду, может быть даже в большей степени.

Высококачественное виноделие благодаря амурскому винограду становится возможным во всей средней полосе Русской равнины» (А.И.Потапенко. там же с.90).

Саратов – Волгоград… За окном автобуса все те же пустующие поля. Взгляд, как и год, и пять назад, конструирует виноградные опоры, стройные ряды шпалер на жарких волжских склонах. Взметнется ли к небу амурская лоза?

Проселочная дорога к дому Потапенко. Соседние заборы, увы, голы, как осенние деревья. Виноградная лоза обжила только один, тот, к которомунаправляюсь.

Александр Иванович, худенький, невысокий, с палочкой, неровным шагом устремляется навстречу.

- Вот, координация движений уже не та… Каждый прожитый год - как подарок. Что скажете про нынешнюю осень?

- Великолепная! Созреет любая лоза. Даже перегруженная урожаем. Как она в этом году?

- Пойдемте. Сейчас все сами увидите…

Медленно переходим с одного участка на другой. Две собаки сопровождают каждый шаг.

- Мои верные спутницы.Куда я, туда они. Ну, ладно, идите-идите, погуляйте… -и собаки, как по команде, замирают по другую сторону забора.

Минуем трехметровый палисадник, вступаем в сад. Грядки с сеянцами, взрослые кусты. Разглядываю чистую листву, иногда пунцово-алую, как у дикого амурца. Лист небывалой красоты, такой только в амурской тайге и встретишь. Трогаю его шагренисто-бархатную поверхность, небольшую фиолетовую кисточку под ним. Ягодки сладкие, с необыкновенно глубоким, родниковым, вкусом. Невольно закрываю глаза, вслушиваясь в неожиданные оттенки вкуса. Перехожу к следующему кусту и… натыкаюсь на черную виноградную стену из гроздей... Амурский прорыв. Я наблюдаю здесь этот сорт пять лет. Но такую виноградную стену вижу впервые. Листва успела облететь и большие кисти по всей длине шпалеры, чуть ли не вплотную друг к другу, завораживают. Земля бедная, песок, суглинок, и такое чудо!

Довольно крупные ягоды, сладкие, почти приторные, с приятной глубокой кислинкой. На кусте минимум сто килограммов…

Александр Иванович в упор смотрит на меня, словно впитывая мою реакцию и, наверное, все мои ощущения. Улыбка на его лице, как итог, - удовлетворен! И тут же словно спорит сам с собой:

- В Европе технические сорта, идущие на вино, жестко ограничивают в плодоношении. Не более килограмма на куст! Великие вина, как столетние дубы, вмиг не рождаются.

- Да, да, где-то читал, от большого урожая хорошего вина не жди, - вспоминаю одну из статей.

- Здесь все другое. Будущим фермерам надо еще понять, почувствовать новый виноград. Его мощь, урожайность, вкус, своеобразные оттенки вина… В нем лучшее, что вообще есть в винограде. Он мало в чем нуждается. В том сезоне пять сухих месяцев, без единого дождика. А он вот! Такой урожай преподнес!

- Неприхотливый экстремал!?

- Да, похоже, мы тут все экстремалы…

« Покажите сад, и я скажу кто садовник! - мелькают известные мысли. – Не увижу, не поверю…»

-У нас появились белоплодные формы, - увлеченно продолжает Александр Иванович. - Амурский виноград формируется, как самостоятельный вид. Русский зимостойкий виноград. Выращивай его на шпалере, на любой опоре без всякого укрытия. Минус сорок для него, как и для Русской равнины, – уже проходной балл. Сажай, собирай урожай, делай соки, джемы, изюм, вино, варенье… Амурский готов к любым модификациям… Вы мне только скажите, что происходит с погодой?..

- С погодой?! А что с погодой? Она живая, как все мы, реагирует на нас, на мысли, настроение, на все то, что мы с нею творим, - я цитировал его мысли, которые давно стали моими. – Живое отвечает живому – все естественно.

- Вот-вот, а почему ученые этого не понимают?

- Ученые сегодня выполняют тот заказ, за который платят. Понимают, увы, немногие: свободные художники, пенсионеры, юродивые…

- Скорее последние…

Я не возражал. Благодаря Потапенко, мне показалось, я что-то понял. Его книги, беседы… приоткрыли мне виноградную культуру как нечто глубоко живое, чувствующее…

« Чем больше проблем в общественной жизни, чем острее конфликты, тем сильнее тянет людей к виноградарству и его продукции…»

Как божественно красивы на фоне осеннего золота фиолетово-черные кисти! Теплые, упругие, живые, со странно чарующим вкусом, с невозможностью быстро расстаться, даже просто отстранить взгляд.

До автобуса час. Александр Иванович перехватывает мой взгляд и без слов идет в дом. Выходит с книгой «Климат и тайна двух биосфер», буквально днями вышедшей из печати. Подписывает первую страницу. Разглядываю его перетруженные, узловатые, пораженные артритом пальцы. Как утес, крупный высокий лоб. Белые, как мел, редкие волосы. Но глаза живые и быстрые, как ртуть, с долгим пронзительным взглядом.

«Господи, - мелькает мысль, - как непомерно велик этот невысокий худой старик в своем бескорыстном, титаническом стремлении увидеть Россию виноградной державой! И как бесконечно одинок».


Юрий Сидоренко

Виноград новой эпохи. Часть первая

Почти каждый российский регион способен представить СВОИ местные сорта и гибридные формы, широко и успешно культивируемые любителями. В первую очередь те, что востребованы рынком. Они продемонстрированы в «Атласе северного винограда», в первом выпуске «Виноград без границ», во многих других изданиях, из которых видно, что профессиональная и любительская селекция, будучи функционально разными, конкурируют и дополняют друг друга, представляя defacto единый селекционный механизм.

Наиболее заметны успехи в селекции столового винограда наших южных регионов, где красота гроздей и ягод поистине чарует, вовлекая в виноградную армию все новых и новых садоводов.

Тем не менее, промышленное продвижение виноградной культуры в центральные регионы по-прежнему ограничено морозостойкостью виноградной лозы и вытекающей отсюда рентабельностью производства, хотя о продвижении винограда на север заявлялось еще в довоенных советских учебниках. Ученые реально видели эту перспективу, ориентируясь на существующие в природе дикие морозостойкие виды.

Филлоксера в центральных регионах, по мнению большинства специалистов, невозможна по причине низких зимних температур. Об этом свидетельствовали зараженные теплицы в Самаре и Подмосковье, где ближайшая зима сразу же избавляла от инфекции.

В этом смысле свободная от американской составляющей, евро-амурская гибридизация, имела первостепенное и принципиальное значение. За семьдесят лет она прошла тот же путь, что и франко-американская, однако для страны ее результаты масштабнее.

Имена И.В.Мичурина, Н.Н.Тихонова, Я.И.Потапенко и Е.И.Захаровой, К.Д.Сергеевой, К.П.Скуиня, С.А.Погосяна, С.С.Хачатряна, Г.А.Меляна, И.М.Филлипенко и Л.Т.Штин, Л.И.Филиппенко, П.Е.Цехмистренко, П.Г.Меркуловой, В.В.Рубцовой и многие другие всесторонне характеризуют эту работу.

Тем не менее, самая напряженная и продолжительная по времени селекция винограда на морозостойкость принадлежит А.И.Потапенко (1922-2010гг). Ее рекорд, с ярким победным финалом, вряд ли повторим. Она длилась более 60 лет, вплоть до 28 августа 2010года, когда селекционер ушел из жизни, буквально до последнего дня оставаясь на винограднике.

С его сортами и гибридами я практически знаком с 1997г. Они доказали свою жизнеспособность в разных региональных условиях, реально пережив суровые зимы прошлого и нового тысячелетия. Условно их можно разделить на две группы; межвидовые гибриды с морозостойкостью-35-36С, и внутривидовые, с морозостойкостью -40-42С.

Первая группа: Аметистовый, Неретинский, Мариновский и другие известны, к примеру, в Волгоградской области более двадцати лет. В зиму 2005-6гг, при температурах до -40С они вымерзали до уровня снега, однако на следующий год восстанавливались и уже через год выходили на среднюю урожайность 10-20кг с квадратного метра отведенного им пространства.

На десятках саратовских участков с разным природным рельефом и географическими зонами межвидовые гибриды из первой группы: Мариновский, Аметистовый, Неретинский, Агатам, Мариам, Новый Русский и другие в не укрывном виде неоднократно выдерживали зимы с продолжительными температурами до -34-37С.

На супеси их урожайность при штамбовой формировке достигала 50-90кг с куста при занимаемой площади 3-4кв.м. При этом формы весьма скороплодны и чувствительны к богатой почве. В 2011годулюбителем О.Дрыгиным стрехлетних кустов Агатама и Мариама получено по 20кг урожая с каждого, вызревание лозы 95%.

Аналогичные данные могут привести Смоленск, Подмосковье, Нижний Новгород, Самара, Урал, Приморье…

Еще более высокую морозостойкость демонстрируют гибриды второй группы со 100% амурской кровью: Амурский прорыв, Триумф, Золотой Потапенко, Амурский белый, Амурский крупный и др.

В условиях нижегородской степи (питомник В.А.Шиблева), практически в отсутствие снежного покрова, Амурский прорыв (Один), находясь в не укрывном виде на шпалере, перенес недельное понижение температуры до минус -42С. Занимаемая площадь около гектара.

В условиях эпифитотий милдью и оидиума Амурский прорыв и Триумф постоянно демонстрируют устойчивость на уровне 1-2баллов, не нуждаясь в профилактической защите (Саратов).

Добавим, что профессор Кубанского агроуниверситета Л.П.Трошин не раз отмечал, что среди амурских форм встречаются устойчивые к милдью, оидиуму и даже к филлоксере. Сходное мнение встречаем у И.М.Филиппенко и Л.Т.Штин.

Все это настраивает на известный оптимизм. Особенно, когда звонят фермеры из центральных регионов, интересующиеся не укрывным виноградом. Медленно, конечно, с трудом преодолеваются психологические стереотипы. Но многолетнее топтание на месте, без финансового прогресса, заставляет земледельцев принимать не традиционное решения.

А.И.Потапенко сделал почти невозможное, создал новый вид винограда – культурный амурский или как он сам его назвал: Русский виноград. Сеянцы 100%-ных амурцев демонстрируют стабильное генетическое единство с положительной трансгрессией. Так, ГФ Благодать, с ее крупной хрящеватой мясисто-плотной ягодой, полученной от пересева Амурского прорыва (Одина), можно отнести уже к столовому типу, что не мешает этой форме переносить морозы до -40С. А замечательный гибрид «Золотой Потапенко», с белой ягодой, выделенный Ю.М. Чугуевым, в сезон 2011г в Смоленске(!) показал сахар за 30%!

Пересев даже межвидовых гибридов, как Мариновский, Агатам, Аметистовый показывает однородность сеянцев до 70%. При этом одна из таких гф - Мариам, будучи морфологическим двойником Мариновского, созревает в середине августа.

Формы с очень ранними сроками созревания выделены в Приморье (П-26,П-33 О.А. Гальвера), а также в Саратове, Волгограде, Смоленске, Нижнем Новгороде…

Встречаются формы с хорошим сахаром, но и с повышенным содержанием кислоты (12мг/л) и с поздним сроком созревания (сентябрь - октябрь). К последнему типу можно отнести, например, форму Амурский крупный с женским типом цветка, выделенную в Саратове. Предварительные оценки показывают, что ее можно использовать, как материал, перспективный для вина многолетней выдержки. Форма имеет крупную черную ягоду 18-20мм, кисти до 300г и без повреждений выдерживает сорокаградусные морозы.

В Нижнем Новгороде В.А. Шиблевым выделена белая обоеполая форма, с крупными ягодами, до 20мм и с крупной кистью, до 1кг.

Налицо вариабельность культурных амурских форм, пополняемая каждый сезон.

«Работая с обоеполым амурским виноградом, селекционеры убедились, что действительно обоеполость является тем пусковым звеном мутагенеза, которое ведет к развитию культурных признаков плодоношения» (Л.П.Потапенко, А.И.Потапенко «Виноград на Волге и Дону», Волгоград, 1989г, с.76).

Амурский виноград обладает и уникальными пищевыми характеристиками, что не раз отмечалось большинством исследователей.

Домашнее красное сухое вино из амурских форм А.И.Потапенко (100% сброженный сок без добавления воды и сахара, выдержанный в течение года и более) неизменно получает среди саратовских виноделов с большим стажем высокие дегустационные оценки.

Будущее пристальное изучение амурского богатства, оставленного А.И.Потапенко, принесет еще немало полезных открытий. Но «уже сейчас амурский обоеполый виноград может найти очень широкое применение на промышленных плантациях» (Л.П.Потапенко, А.И.Потапенко «Виноград на Волге и Дону», Волгоград, 1989г, с.77).

В Саратове зимы 2005-6гг и 2010-11гг показали, что повода для спокойствия у садоводов нет. Многие известные формы южной селекции, давно культивируемые в российских регионах, не перенесли критических температур. Трое суток ноября-декабря 2010г, когда столбик термометра опускался с плюсовых температур до резкого минуса (-20С), оказалось достаточно, чтобы пострадал не только виноград, но и яблони, груши, сливы, и даже алыча, которая впервые за много лет на территории нашей области не дала урожай. Резкое понижение температуры критично для многих культурных растений.

Тем не менее, вышеназванные амурские формы успешно прошли зиму и дали хороший урожай, несмотря, в том числе, и на минувшее аномально жаркое лето 2010г.

Напомним, вовлечение в селекционный процесс амурского винограда позволило в свое время получить морозостойкие (до-30С) межвидовые гибриды первого поколения Северный и Заря севера, второго поколения Фиолетовый ранний, Цветочный и другие, далее Русский ранний и Агат донской, и венец отечественной селекции - Восторг! Главный «виновник» столового богатства, которым располагают ныне виноградари от Кавказа до Владивостока.

Тем не менее, минуло еще четверть века, прежде чем к любителям пришли Агатам, Новый русский, Амурский прорыв, Триумф и другие культурные амурцы. Да и то громко сказано «пришли»! Только - только ступают на любительскую землю в окружение дилетантских упреков и противоречивых мнений.

Помнится один из разговоров с Александром Ивановичем Потапенко на его винограднике. Глядя на скромную кисточку Агатама, он негромко, как бы для себя, произнес «Даже если бы я ничего не получил кроме Агатама, я бы считал, что прожил жизнь не зря».

Противоречивые мнения по поводу селекционного наследия Потапенко обычно вызваны несоответствием материала той географической зоне, в которой практикует оппонент, или дилетантским подходом в его использовании.

Расскажу о некоторых селекционных экспериментах в Саратове. В 2001 году были высеяны гибридные семена комбинации Виктория х Мариновский. Пара не случайная. Заявленная морозостойкость Мариновского –35С. Много лет в условиях нашей зоны он удивляет стабильным урожаем и хорошим вкусом ягод. При более высокой устойчивости листового аппарата к оидиуму, сорт можно было бы считать идеальным. Виктория также выделялась повышенной морозостойкостью и хорошим качеством плодов. Даже беглые характеристики указывали на эту пару.

В итоге были получены и испытаны следующие гибридные формы этой комбинации.

Ажурный С. Название дано за красивую, ажурную рассечку листа. С – Саратов. Сильнорослый. Обоеполый. Лист крупный, морщинистый, по осени жесткий и шершавый, как у Мариновского. Лоза необычной окраски, ярко лиловая с сиреневым оттенком. Вызревает на 90-95%. Кисти крупные, стандартные, от 0,8кг и более, по две-три на побег, что, безусловно, требует жесткого нормирования. Ягода белая, овальная, средним весом 8-9г, созревающая в июле, гармоничного вкуса с сахаронакоплением до 25% и более. Кожица нежная, съедаемая. Кислотность – 5-6%. Урожай на кусту сохраняется в течение месяца. Форма интересна для районов со сложными погодными условиями, с поздними весенними заморозками. Любой пасынок на кусту способен завязывать урожай, который созревает в течение августа. Все волчковые и порослевые побеги без исключения несут урожай. В этом плане форма напоминает Мариновский, на котором стоит пасынок прищипнуть, как тут же завязывается кисть. Черенки укореняются на 100%. Общие вегетационные свойства, крупногроздность и большая урожайность делает форму похожей на известный сорт Алешенькин, но с высокой устойчивостью к морозу и к известным грибным болезням, на уровне материнской формы. Химических обработок на участке не проводится. Поддерживается естественный природный агрофон, с диким разнотравьем, периодически скашиваемым. Почва песчаная с близким залеганием грунтовой волжской воды. Минеральные удобрения не применяются. В качестве подкормки используются любые органические остатки, которыми в течение лета заполняются неглубокие ямы, на полтора штыка лопаты, располагаемые вблизи корневой системы кустов. Морозостойкость -30-31С. Аномальные зимы прошел без подмерзаний, со 100% сохранностью почек, будучи прижатым к земле, без дополнительного укрытия.

Перечислю еще несколько гибридных форм этой комбинации. Полевой. Название дано за особый редкий вкус ягоды, напоминающий Кодрянку, но со сложными оттенками полевого разнотравья. С высоким сахаронакоплением, до 25% и выше. Сильнорослый. Обоеполый. Кисти 0,7кг, цилиндро-конические, по две на побег. Ягода 7-8г, красная, удлиненная, похожая на Викторию. На песчаной почве склонна к растрескиванию.На богатой плодородной почве, осветленная, при глубоком профилактическом поливе перед созреванием можно избежать указанных неприятностей. От гнили и ос спасаетпрофилактическое опрыскивание кистей раствором чайной соды, одна-две столовых ложки на литр воды. Полевой созревает в начале августа. Ягода хрустящая. Прочие характеристики, как у Ажурного.

Люси черная. Ягода черная, сосковидная, эффектного вида, 7-8г. Грозди крупные, конические. Женский тип цветка, но опыляется по типу Лоры, без горошения. Созревает 20-25 августа. Лежкая. Плотная кожица содержит густо красящие вещества. Вкусовые и прочие характеристики, как у Ажурного. Форма универсальная. Сокоотделение до 80%.

Люси белая. Ягода белая овальная, 10-12г, отдельные ягоды до 15г. Грозди крупные, конические. Женский тип цветка. Опыляется хорошо, без горошения. Созревает в конце августа. Лежкая. Плотная кожица устойчива к растрескиванию. Универсальная. Сокоотделение до 80%. Прочие характеристики те же.

Люси красная. Обоеполая. Очень ранняя. Ягода красная, удлиненная, 7-8г, мускатного вкуса. Грозди цилиндро-конические. Прочие характеристики те же.

Вечерний Саратов. Мощнорослый. Ягода красная, сердечком, с легким мускатным вкусом, 7г. Кисти большие, конические. Созревают в первой половине августа. Женский тип цветка. Опыляется хорошо. Черенки укореняются плохо. Товарность и транспортабельность этой формы, как и предыдущих, - Люси черной и Люси белой высокие, ягода лежкая, устойчива к растрескиванию. Прочие характеристики аналогичные Ажурному.

Кишмиш Саратовский. Ягода красная, овальная, до 4г, с мускатным вкусом, мягкосемянная. Кисти 0,5кг. Созревают в начале августа. То есть форма сверхранняя. Укореняется хорошо. Остальные характеристики аналогичные вышеназванным.

Кишмиш Новинка. Новая комбинация. Виктория х Кишмиш черный Потапенко. Созревает в конце июля - начале августа. Ягода синяя, овальная, 4-5г, гармоничного вкуса, кисти 400-500г. 2 класс бессемянности. Прочие характеристики те же.

Все формы - гибриды седьмого поколения, имеют жесткий, сильно рассеченный лист, ажурного, весьма декоративного вида. С большим выходом сока, что делает эти формы универсальными, по типу Дружбы.

Женский тип цветкаформ Люси белой, чернойи Вечернего Саратова, их крупноягодность и товарность, показывают перспективу дальнейшей селекции по наращиванию морозостойкости товарных столовых форм.

Следующей успешной комбинацией стала пара Таежный х Кишмиш черный Потапенко. Полученный гибрид назван Таежный кишмиш. Сильнорослый. Обоеполый. Ягода 3,5г, черная, овальная, гармоничного вкуса, с рудиментами, сахаристость более 20%, созревает в июле. Кисти большие, от 0,8кг до 1,5кг и более. Устойчивость 2 балла. Морозостойкость –35С.

Комбинация Таежный х Мариновский дала различные крупноплодные формы, лишенные изабельного привкуса, с хорошей устойчивостью к болезням и морозостойкостью до -35С.

Таежный новый, с черной овальной ягодой,7-8г, гармоничного вкуса, с окрашенной кожицей.

Таежный крупный, с круглой ягодой 6-7г.

Мармеладка (илиТаежный розовый), с овальной ягодой 5-6г, с мармеладной мякотью, со сладкой тающей кожицей.

Рассказываю о формах, которые наблюдаются десятый сезон. Семена высевались при максимальной спелости ягод, поздней осенью, в открытый грунт.

Перспективной оказалась комбинация Подарок Запорожья х Мариновский. Получено до десятка самых разных ГФ. Вот некоторые из них

Венчание. Мощнорослая. Ягода ярко желтая, овальная, 9-10г, высокосахаристая, приятного гармоничного вкуса, созревает в конце августа, кожица ягод плотная, кисти до 1кг, очень товарные. Устойчивость 1-2 балла. Морозостойкость – 30С. Осами и птицами не поражается.

Мариновский мускат. Мощнорослый. Ягода черная, круглая, 8г, с мускатным вкусом, созревает в июле, кисти 600-700г, товарные. Устойчивость 1-2балла. Морозостойкость -30-31С. Осами и птицами не поражается.

Как видим, перечисленные ГФ показывают широкую селекционную перспективу с участием амурского наследия А.И.Потапенко.

«…своеобразная трансгрессия наследуется и при возвратных скрещиваниях европейско-амурских гибридов с амурским виноградом. В этом случае получаются формы более высокой морозостойкости, обладающие в то же время и выраженными культурными признаками» Л.П.Потапенко, А.И.Потапенко «Виноград на Волге и Дону», Волгоград, 1989г, с.73).

Нетрудно понять, насколько реальной представляется работа с формами, устойчивыми к сорокаградусным морозам, о которых упоминалось выше. Заполняя бросовые земли центральных регионов, они способны решать проблемы, над которыми бились русские цари, генсеки и президенты, и на главнейшую из которых намекал еще Н.И.Вавилов: «Главный потенциал видового и сортового разнообразия культурных растений находится в южной горной и тропической Азии… Особенно богаты родовым, видовым и сортовым потенциалом Индия, Китай, давшие почти половину культурных растений, а также передняя Азия и средиземноморские страны.

Если принять во внимание не только введенные в культуру, но также используемые здесь дикие виды, то можно наглядно видеть ту материальную основу, на которой здесь развивались колоссальные массивы земледельческого населения, до сих пор приуроченные к указанным территориям» (Н.И.Вавилов «Ботанико-географические основы селекции», в кн. «Теоретические основы селекции растений» т.1, Москва-Ленинград, 1935г, с.61).

Чем больше изучаешь виноградную лозу, тем больше поражаешься ее неумолимой тяге к жизни. Сосед два года выбрасывал из цветочного горшка сгнивший черенок, все руки не доходили, а на третий год черенок выбросил побег да еще с соцветием. В не отапливаемом гараже на бетонном полу при зимних температурах за -30С я обнаружил в мае черенок Гармонии (ВНИИВиВ им. Я.И Потапенко). Высадил его на участке и к осени получился стандартный саженец. На территории бывших дворянских усадьб Саратовской губернии до сих пор встречаются вегетирующие кусты винограда с корнештамбом по окружности более полуметра. В Хвалынском районе на месте бывших виноградников более четверти века сажают кабачки, капусту, и другие овощи, запахивая и распахивая трактором поля, однако по осени между овощами до сих пор встречаются вегетирующие лозы.

Как ни «измывался» человек над виноградным суслом, но отступление от традиционных технологий, каждый раз сопровождалось появлением нового типа вина. В итоге человечество имеет более 600 сортов вин.

В Саратовской области еще до войны в десятке районов выращивался виноград в промышленных масштабах. Отдельные колхозы получали урожаи до ста тонн, имея ежегодный доход до полумиллиона рублей. Некоторые садоводы любители имели гибриды собственной селекции, отличающиеся высокой морозостойкостью, не укрываемые в зиму, с урожайностью отдельных кустов до 100кг и со средней массой кисти до 4,5кг, о чем упоминает в своей книге профессор Саратовского сельхозинститута В.К.Левошин («Виноград» Саратовское кн. изд.,1958г). Увы, все преходяще…

Социально-политические вихри планеты не раз выкашивали виноградную лозу, но она вновь и вновь возвращалась к жизни. И, наверное, так будет всегда, пока существует сама жизнь. В который раз попытался доказать это и Александр Иванович Потапенко.


Несколько любопытных цитат.

«Мы считаем, что устойчивые к пониженным температурам сорта следует выводить в условиях, где этот признак может более быстро и прочно закрепиться растением, что обеспечило бы возможность получить новое растение с более коротким периодом вегетации. Устойчивость к пониженным температурам и короткий период вегетации у растения – факторы взаимосвязанные»

«Продолжительный период вегетации винограда на юге, температурный и световой режим, а также ряд других условий, отличных от северных, не способствует массовому возникновению сеянцев с коротким периодом вегетации» (К. П. Скуинь. «Об актуальности морозостойких форм». Статья 1962г. с.125,126.)

«Положительная сторона этого метода заключается в том, что приобретенные сеянцем признаки на севере при размножении на юге в значительной степени сохраняются. Те же признаки, которые трудно формируются на севере, заметно развиваются (проявляются) на юге – сахаристость, размер ягод, вызревание побегов, сокращенный период вегетации. Например, один из сеянцев Январский белый в условиях севера не является морозостойким, не выделяется по-хорошему вызреванию побегов, не дает созревших ягод (с 1948 по 1961г лишь три раза отмечено начало созревания ). На юге же этот же сеянец – один из ранних, морозостойких, с хорошим созреванием побегов и ягод (к концу августа более 25% сахара) и с коротким периодом вегетации (данные С.А.Погосяна).

Морозостойкость у любых сеянцев винограда, выращенных на севере, выше, чем у таких же сеянцев, выращенных на юге. Однако как это происходит и насколько этот признак усиливается на севере и ослабляется на юге, мы еще ответить не можем. Для выяснения этого необходима совместная работа на севере и юге по изучению идентичных сеянцев.

Характерно, что своеобразные и по существу, казалось бы, неблагоприятные для роста и развития сеянцев винограда условия севера не сказались отрицательно в дальнейшем на качестве винограда при выращивании вегетативно размноженных сеянцев на юге. Качество вина, приготовленного из некоторых сеянцев на юге в Армянском НИИ виноградарства виноделия и плодоводства, высокое, что отмечено на ряде дегустаций. По вкусовым показателям особенно выделяются вина, изготовленные из январского белого, С-564 ( Дальневосточный х Аскери) и С117 (Москва х Алча)». («Значение проводимой на севере селекции винограда для южных укрывных районов виноградарства». Сб. «Сорт в виноградарстве» изд-во «сельскохозяйственной литературы журналов и плакатов» М.1962г. с133.)

«Для выведения морозостойких сортов винограда на юге основным методом остается межвидовое скрещивание главным образом амурского винограда с местными и некоторыми привозными сортами. Использование здесь в качестве прямых производителей витис лабруска и других видов и гибридных форм американского винограда для выведения морозостойких сортов, за редким исключением, практического интереса не представляет. Так как в потомстве прочно наследуется низкое качество ягод с особым лисьим привкусом американского винограда. Скрещивание же амурского, точнее амуро-европейских гибридов с европейскими сортами дает лучшие результаты в смысле сочетания морозостойкости с высокими качествами ягод у сеянцев. Если в средней полосе страны унаследованная от амурского винограда повышенная кислотность ягод снижает качество выводимых здесь морозостойких сортов, то на юге, где сахаристость винограда обычно высокая, а кислотность низкая, некоторое повышение кислотности у гибридных сеянцев весьма желательна». (С.А.Погосян «О некоторых вопросах селекции виноградной лозы» 1961г, с.27. там же)

«Выведение морозостойких сортов проводится и путем соответствующего воспитания молодых сеянцев в период формирования их наследственности. Гибридные сеянцы, полученные в условиях юга от морозостойких комбинаций с первого года жизни воспитываются в высокогорном районе - на высоте полторы тыс.м над уровнем моря, где морозы в отдельные зимы достигают -40С, для выработки и закрепления у них свойства морозостойкости».

«В пределах одной и той же гибридной комбинации при ослабленном питании материнского растения перед скрещиванием (путем оставления куста без подрезки с максимальным количеством соцветий) и усиленным питание отцовского (путем сильной подрезки и оставления ограниченного количества соцветий) в потомстве преобладает тип цветка отцовского сорта. Если усилить питание материнского растения и ослаблять мужское, результаты получаются обратные. Разница в количественном соотношении сеянцев по полу в варианте усиленного питания одной из родительских пар по сравнению с вариантом ослабленного питания варьирует в пределах 33% -51%».

«Со всей ответственностью можно сказать, что для селекции винограда низкий агротехнический фон решительно ничего не обещает. Даже при самом удачном подборе родительских пар. Неблагоприятный режим питания не создает условий для развития у сеянцев отличительных особенностей. Отбор сеянцев становится возможным лишь при улучшении условий питания. Это нами было проверено на сравнительно большом количестве сеянцев».

«Пределом лучшего фона питания для сенцев винограда надо считать те условия, которые не доводят растения до жирования» (с.31, там же).

Виноград новой эпохи. Часть вторая

Всю нескончаемую осень 2013 года, наблюдая различные формы амурского винограда, я испытывал двойственное чувство: красоту кистей и ягод, способных в целости и сохранности висеть до самых морозов, удивительным образом дополнял их вкус, как бы безразличный к капризам погоды. Дожди льют, а вкус превосходный, и рефрактометр подтверждает: сахар выше и выше…Минувший сезон со своими погодными аномалиями не скоро забудется.Холодное лето с дождями и мокрая осень оставили на виноградниках все, кроме урожая. Что с юга, что с севера звучало одно и то же: «Виноград сгнил...». «Устойчивые клоны разных сортов и форм, которые я отбирал много лет, сгорели от милдью и оидиума», - докладывал из Тулы Юрий Зотов.Слушая по телефону приятеля, и воочию разглядывая «железобетонных амурцев», невольно спрашиваю себя: Что это, норма поведения или случайный оазис лишь на моем участке?

Не устаю переспрашивать друзей и знакомых, у кого растут амурские формы… «Как себя ведут? Сезон-то не виноградный». Особенно интересуюсь Амурским прорывом, который всегда удивлял своим вкусом и красотой.По суммарной характеристике он вообще способен претендовать на рольэталонного сорта, несмотря на женский тип цветка. Конечно, я пристрастен, поскольку два десятка лет работаю с амурскими формами. Но эпитеты: вкусные, надежные, устойчивые…-повторили в этом сезоне едва ли не все, кто их выращивал, независимо от региона, почвы, погоды...

Еще в 2007 году я под впечатлением Амурского прорыва у Потапенко в Оленьем, посадил на своем участке более десятка кустов. Почва у меня скудная, - сплошной песок… 2-3 метрами ниже - волжская вода… Сомнения по поводу любого сорта, как бы он ни нравился, одолевают всегда, пока сам ни вырастишь, такова психология любого садовода. Но в этом году феерическое плодоношение, которого, конечно, ждал, превзошло все ожидания. Амурский прорыв дал средний урожай с куста - 30кг при сахаристости ягод в середине сентября 20 - 23%, в октябре 24%, кислотность – 7-8 %. Прирост лозы, несущей по две кисти, от 2 до 5 метров и более, вызревание лозы - 90-95%, средняя кисть - 350г, умеренно рыхлая, иногда умеренно плотная, размер ягод – 20мм. Отдельные кисти до 700г. Более двадцати москвичей, побывавших на моем участке, во главе с Натальей Щедриной, руководителем одного из московских учебных центров, ориентированного на органическое и природное земледелие, видели вживую все амурские формы, о которых хочу поведать в этом тексте.

Конечно, большой урожай – не самоцель. От этого давно ушли все виноделы мира. Но тут несовместимое: качество удивляет непомерным количеством !? Амурский прорыв по весне довольно жестко нормировался, две трети цветущих кистей были удалены, но и того, что осталось, с избытком хватило, чтобы подивиться редкому сочетанию щедрости и выносливости.

В начале октября звоню Потапенко в Оленье все с тем же вопросом: Как ведет себя Амурский прорыв? «Ухаживать за виноградником, как раньше, уже не могу, – слышу усталый голос Людмилы Павловны Потапенко. - Нормировку не делала. Урожай огромный. Но ягоды сладкие, даже приторные. Есть не окрашенные, с розовинкой. Перегрузка сказывается… Лоза не везде вызрела. Но хороших побегов для будущего урожая достаточно…»

Вспоминаю, как большинство гостей моего участка дегустировало Амурский прорыв. Отщипнув ягодку, округляли глаза, затем повторяли попытку еще и еще… и отходили от ветки, виновато улыбаясь, лишь оставив ее голой. Рядом кусты Триумфа - родной брат Амурского прорыва (та же партия семян). Отличия: обоеполый, сильнорослый, вызревание лозы до 95%, но прирост более сдержан, листья не трехлопастные, как у Прорыва, а лопухом. Созревает раньше, к 20-25августа, сахар чуть ниже - 21 - 22% (в сентябре). Кисти рыхлые, крупные, 300г и более, ягода черная, округлая, 20мм, хорошего вкуса. От знакомого садовода, который долго «отмахивался» от амурского винограда, услышал вовсе неожиданное: «В том году не видел ничего особенного, а в этом Триумф выдал! Кисти по килограмму, ягоды здоровые, как у столового и вкус отличный!» Профиль его сильно унавоженного участка – столовый виноград. От размера ягоды зависит успех на рынке. Но любой винодел понимает, технический виноград не должен удивлять размерами ягод и кистей. Чем крупнее ягоды, тем непрезентабельнее вино. Тем не менее, к Амурскому прорыву и Триумфу это правило, похоже, не относится. Как и плохая погода. Впрочем, в виноделии важен не факт, а его перспектива.

В минувшем сезоне, помимо названных форм, в фаворитах прежние: Агатам, Неретинский, Аметистовый, Кишмиш Потапенко, Лель, Мариам, формы Гальвера. Из более новых - Гусельский, Амурское Каберне, Агатам-2 (Амурский прорыв х Агатам), белые амурские формы… В который раз вспоминаются слова А.И. Потапенко: «Залог долгой жизни сорта - в стабильности родительских признаков. Сеянцы должны повторять родителя... Для этого нужен жесточайший отбор, как в природе… Шедевры жалости не ведают. И потому большинство их безымянно…».

В этом сезоне наблюдал плодоношение на десяткеновых сеянцев Амурского прорыва. Забраковал лишь один экземпляр, по устойчивости к оидиуму, хотя вкус ягод превосходный… Отбор определяется целью. Какова она? Столовый виноград или технический? Устойчивый, морозостойкий или суперэффектный для рынка, или то и другое, и третье?..

Сеянцы Амурского прорыва однолики, как матрешки. И, как матрешки, разные… АПС - 0. (АПС - Амурский Потапенко, С-сеянец, выращен в Саратове) - такую выбрали аббревиатуру. Он был первым. Стартовал с нуля, буквально. Сеянцы в пластиковых стаканчиках, оставленные в зиму без укрытия с северной стороны дома, продуваемые северным ветром, сдувающим не только снег, но даже песок, - что могло от них остаться? По весне - лишь спекшаяся от морозов, обезвоженная земля. Полив на «авось» неожиданно пробудил один «стаканчик» к жизни. Росток уверенный, цепкий, листики шагренистые, диковатые. Этакий ершистый зверек! На четвертый год первое плодоношение. Кисти цилиндрические, четыре штуки по 150г, умеренно рыхлые, ягода 2,5-3г, черная, округлая, приятного вкуса, с выраженной кислинкой. Кожица ягод нежная, тающая, на удивление сладкая. К концу сентября рефрактометр показал сахар в околоплоднике - 20%. Однако… сок и кожица не окрашены, сусло белое, хотя цвет ягоды, повторяю, черный!..(?) Такому впору дать имя «Янус» - синоним «двуликий». Но это позже, если заслужит.

АПС белый. Временное название - сеянец Одина белый. Появление белых ягод особо не удивило. У Потапенко в Оленьем уже были белоплодные формы. Удивление пришло, когда ягодки созрели. При сахаре в 26% (сентябрь), кислотность до 10%. Выход сока 80%. Лоза и листовой аппарат без единого пятнышка, прирост 4м, вызревание лозы 97%, семена мелкие, вкус безупречный, в горле першит, как от хорошего меда. Сеянцу четыре года, все это время провел на шпалере, подмерзаний не было…

Что это, опять спрашиваю себя, прообраз белого вина, шампанского!?..

Прочие АПС… ягоды черные, 2,5-3г, некоторые - овальной формы, у всех в начале сентября высокий сахар – 20-23%, с выраженной кислинкой во вкусе. Вкус сильно варьируется, присутствуют самые разные фруктово-ягодные тона… ягоды долго висят, поражений не наблюдается, хотя варьируется и кожица, от прочной, жестковатой, до тающей… Одна форма по ягоде и листовому аппарату похожа на Амурский прорыв, но кожица ягод другая - нежная, сладкая, кисти конические, умеренно рыхлые… Сезон принес и новые формы от комбинации Подарок Запорожья на Мариновский. Одна обоеполая форма с круглой черной ягодой, 25мм, с мускатным вкусом, кисти до 500г. Созрела в июле. Вторая форма с овальными ярко-желтыми ягодами, 30-35мм, высокосахаристая, кисти до 1кг, созрела в конце августа. Обе формы благополучно сохранились на кустах до ноября, как еще одни образцы независимости от погодных аномалий. Придраться было не к чему, и формы получили имена «Мариновский мускат» и «Венчание».

Амурская кровь поистине творит чудеса!

Были и другие формы, той же комбинации, с красивой столовой ягодой, но их описание – дело будущего. На данный момент интерес представляют формы технические, как предмет виноделия и основа промышленных виноградников.

Домашнее вино, как альтернатива паленой водке и спиртовым суррогатам, сегодня актуально, как никогда! Тем более, что о жертвах домашнего виноделия никто никогда не слышал. «Группа здоровья» любого винограда – его полифенольные соединения. Их тысячи. Внимание специалистов привлекла особо ценная антиоксидантная группа: танин, ресвератрол, кверцетин, антоцианы… Все они - «шлагбаум» на пути нежелательного внешнего воздействия на лозу. Это могут быть токсичные вещества, механическое повреждение (визуально наблюдаются в виде утолщений на лозе – галловые поражения от укуса насекомых), ультрафиолет, аномальная погода. Здесь сразу возникают два центральных образа: жара и холод. Но что еще сильнее влияет на лозу, чем летняя жара или предельно низкие зимние температуры? И чем лоза защищается? Ответ на поверхности - танины… При этом известного ресвератрола в амурском винограде в сотни раз больше, чем, к примеру, в Каберне Совиньоне, при всем моем глубочайшем почтении к этому поистине мировому сорту. И почему такая большая разница? Откуда? Все опять же на поверхности. В южной лозе – солнце, ультрафиолет, жара… - половинная составляющая, поскольку чрезвычайно низких продолжительных температур в традиционных виноградных странах как бы не бывает.

Амурскому же винограду и жары, и холода хватает с избытком.

Вот откуда все его полифенольное богатство! Становится понятным глубокий смысл фразы Александра Ивановича Потапенко о том, что «амурскому винограду лучше оставаться самим собой». Как, впрочем, и всем другим особо полезным северным растениям. И вот теперь, после всего сказанного, попробую перейти к вину, о котором сказать коротко еще никому не удавалось!

Вино – это вкус и цвет! За это в ответе сахар, кислоты, антоцианы, танины… Чем они «дружнее», тем качество вина выше, тогда оно дольше хранится и дороже продается… Цвет – это антоцианы, но в тесном союзе с танинами. В вине это вяжущий вкус или… бархатный, горечь или ее отсутствие, сухость во рту или шелковистость, фруктовые тона или непонятные, грубые… - все зависит от зрелости танинов, которая – от погоды, от сорта, от винодела...

Танины - в красном вине! Поэтому поговорим о нем.Правильные, зрелые танины, соединяясь с антоцианами при достаточном сахаре (22-23%) создают временный шлагбаум на пути воздуха (кислорода): вино не успевает окислиться, обесцветиться. Процесс начинается при быстром бурном брожении (заранее готовится закваска из диких дрожжей или вносится чистая культура дрожжей – ЧКД). После этапа бурного брожения (у всех вин он разный) – появляется дрожжевой осадок: комплекс отработанных танинов и антоцианов. Осадок устраняют, и вино переводят в фазу тихого, медленного брожения. Если виноград не дозрел, не добрал сахара, то и танины незрелые, гармонии с антоцианами не получится, вино коричневеет, окисляется… Поэтому все внимание к воздуху. Он должен неслишком долго (деликатно)соприкасаться с суслом. Или не соприкасаться вовсе! В слове «воздух» – вся Философия винодела! И все его искусство!К примеру, в сегодняшней Грузии работают и дают вино тысячи автохонных (старинных) сортов. В домашних винодельнях!

В промышленной разработке и на магазинных полках таких сортов - единицы!!! Многим грузинским сортам даже нет генетических аналогов. Как, и нашим старейшим донским сортам: Красностопу золотовскому, Цимлянскому черному, Сибирьковому…! Немецкие ученые лишь недавно провели генетическую экспертизу этих сортов. Донские сорта оказались уникальны! Мировых аналогов нет! Удивляться нечему, если сохранены традиции и культура! В той же Грузии виноделие началось за шесть тысяч лет до нашей эры! Пытаюсь провести исторические параллели только для того, чтобы читатель мог понять или почувствовать, как не только финансово, но психологически сложно стартовать северному российскому виноградарству и виноделию. Севернее не бывает, и никогда не будет, если вести речь о центральной России! Но вино - это поистине мир открытий в любое время и в любом месте. И это дает надежду. Вот яркий пример. Традиционное грузинское (кахетинское домашнее) виноделие не впишешь ни в какие стандарты!

Выдерживать винное сусло с мезгой, с гребнями и семенами в запечатанных квеври (глиняных кувшинах, до 1,5-5тн) по три недели? Вино с непривычными тонами и оттенками?.. Мой сосед по участку и коллега по виноградному цеху, Геннадий Присяжнюк, более двадцати лет проработавший врачом в Тбилиси, рассказывал: «Когда, из дедачури (деда – мать, чури – по крестьянски, кувшин, квеври – тоже кувшин, но слово уже литературное), так вот когда из дедачури сливают верхний слой будущего вина, то нижнюю часть – чачу, осадок, используют для перегонки, на более крепкие напитки, отсюда понимание чачи, как грузинской водки, а верхнюю сливают в более мелкие дедачури, до трехсот литров, где вино и выстаивается до своего употребления. Глина для кувшинов особая. Ее добывают высоко в горах, куда можно добраться только на ослах, при этом последнюю часть пути идут пешком. Процесс очень трудоемкий, и сегодня почти не используется. Глина с равнины, увы, уже не имеет такого качества и придает вину нежелательные оттенки ».

Сегодня немецкие виноделы начали активно «осваивать» грузинские виноградники со всей их технологической начинкой и... традициями. У кого не хватает средств на виноградник, – увозят квеври, к себе, в Германию. Этот способ виноделия придает, как оказалось, вину те необыкновенные лечебные свойства, которые способствуют крепкому здоровью и долголетию, безусловно присущие грузинскому народу. Все полифенольное и кислотное богатство переходит в сусло!..

И что, какой виноград сразу приходит на ум? Новым амурским виноделам возможно пригодился бы опыт русских монахов, который тоже складывался веками! Если этот опыт еще сохранился. Во всяком случае альтернативный призыв «Назад, в Европу!», по примеру Петра Первого, очарованного голландцами, вряд ли окрылит наших домашних виноделов. Практика и только практика, как можно более широкая, открывает двери амурскому винограду на наши просторы.

Однако еще о некоторых винных и рыночных параллелях. См.Ирина Годунова на WinePages.ru Стремление к натуральным винам неизбежно приводит к органическому земледелию. «Вино делает себя само» - философия старейших европейских виноделен. Совсем коротко, оно такое. В междурядьях трава, без полива. При поражении грибками, виноградные кусты сами борются с болезнью, вырабатывая иммунитет. При континентальном климате ночные температуры невысокие, период сбора урожая отодвигается. Это позволяет лозам естественно приблизиться к полифенольной (танинной) зрелости. Долгое медленное созревание (при прохладной осенней погоде) способствует хорошему уровню кислотности и созреванию танинов без чрезмерного уровня сахара. Виноград снимают при сахаристости минимум 21-22%. Идеал для сухого вина – 23-25%. В брожении используются только дикие дрожжи!

Низкий уровень алкоголя в сухих винах – цель виноделов всех времен и народов.

Такое вино нужно только для того, чтобы запивать еду, и ни для чего другого. Поэтому при органическом виноделии брожение как бы само по себе, как и температура сусла... Но отсюда же дорога к винам, с долгой жизнью. Красные вина по классике формируются при температуре от +25*С до +32*С. Если виноград с европейского севера нежный, с тонкой кожицей, то температура брожения выше +32*С придает вину блеклые коричневатые оттенки. И наоборот, виноград с толстой кожицей – источник дополнительных танинов и антоцианов - залог темно-рубинового, почти непроницаемого цвета. Чем выше кислотность вина, тем оно краснее! Чем кислее, тем стабильнее.

Виноград для сухого вина долгой выдержки должен иметь баланс сахара (23% - 25%) и кислоты (от 7% и выше).

В южных винах, где много сахара и мало кислоты, сохранение цвета - проблема. В Италии, например, разрешено даже подкислять вино (лимонной кислотой), чемпользуются некоторые виноделы и крупные кампании. Цель - низкий алкоголь при достаточной кислотности. Словом, нелегко южным виноделам – жарко, сахара много,кислоты мало, антоцианы неустойчивы, цвет вина под вопросом!

Чем больше влезаешь в тонкости виноделия, тем больше понимаешь, как важно знать свои сорта, их потенциал. Поэтому вернусь, наконец, к своему опыту, ориентированному на мировой, хотя и очень слабо… У каждого садоводасвои приемы и возможности.

В нынешнем сезоне при сахаре в 20-23% (мацерация) бурное брожение проходило у меня в конце сентября - октябре при +18*С за 4-5 дней. Далее тихое брожение в 10-20 литровых стеклянных бутылях, с гидрозатвором, при температуре +16+18*С за четыре недели. После этого вино было разлито в трехлитровые стеклянные банки (до крышки - 2-3мм не более), поверх горлышка - пищевая алюминиевая фольга. Далее - тонкая пищевая пленка, полиэтиленовая крышка, и поверх нее - снова пленка, перехваченная двумя-тремя банковскими резинками. Принцип простой: производный от брожения воздух из банки выходит, но в нее не заходит. Банки хранятся при + 20*С в течение примерно полутора месяцев после чего сливаются с осадка и спускаются в погреб, где зимой хранятся при +2,+3*С и +16+18*С - летом. Такой вот погреб! Однако хранение в течение 2-3 лет не приводило пока к нежелательным вкусовым оттенкам. Скорее наоборот, вино было густым, насыщенным, с глубокой рубиновой окраской. Порой почти непроницаемой (заслуга Агатама). На дне банок обычен небольшой кристаллический осадок, ничуть не мешающий вкусу. Это вино, как выражаются профи-дегустаторы, «хочется жевать, как парное молоко».

В нынешние новогодние праздники наблюдал, как буквально улетало со стола «Амурское красное сухое», легко обходя на дистанции именитые вина, и даже прекрасный французский коньяк… Такое вот оказалось амурское «божоле нуво». С небольшим сомнением по поводу излишней «молодости» амурского вина, помогло справиться мнение врача Евгении Бондаренко (WinePages.ru). Оказалось, молодое вино полезнее выдержанного, если конечно, и самому проявлять известную выдержку… Мои коллеги по цеху имеют вина с 5-7-летними сроками хранения, а у моего соавтора по книге «Русский виноград и природное земледелие» Игоря Левушкина я дегустировал вино даже с 15-летней выдержкой. Общий вывод, он же недостаток, – мало вина!

Есть мнение, что вино из «амурцев» якобы быстро окисляется, что не скрывал и сам А.И. Потапенко в своей книге «Русский зимостойкий виноград». Но он уточнял, и практика показала, что это свойство отдельных форм. При этом даже эти формы при умелой агротехнике, при достаточной зрелости куста и необходимой нормировке, подразумевающей высокое накопление сахаров, дают отличный виноматериал, с которым легко справляется умелый практик. Но это уже тема отдельной статьи. Конечно, качество амурского вина давно опробовано на себе, на друзьях - соседях, на специалистах, на различных дегустациях, общественных и даже научных... В периоды вирусных инфекций гриппа, полстакана амурского вина в день хватало, чтобы через пару-тройку дней бежать на работу, как ни в чем не бывало.

Что касается алкогольной зависимости, то если раньше водка на некоторых «наших» столах «текла рекой», то сейчас это лишь винный ручеек, с периодами естественных «засух»… О вине порой вспоминаем через недели и месяцы, накануне праздника или в моменты физической усталости…

И еще пара цитат своими словами. Обычно на больших промпредприятиях Европы ферментацию проводят в закрытых металлических емкостях, без доступа кислорода. С контролируемой температурой и закрытыми ремонтажами (перемешиваниями - перекачиваниями). Это надежно и результат гарантирован. Но…вино и вкус, как у всех!

Ручная работа в домашних винодельнях с небольшими объемами сусла, с естественным процессом брожения создает известныйриск. Здесь главное – запустить брожение, а дальше, повторюсь, «вино сделает себя само», как гласит надпись на одной из словацких виноделен.

Такая работа возможна с сортами, которые давно прижились в высоких широтах, умеют ловить каждый лучик и умудряются синтезировать большое количество танинов, полифенолов.

Не про амурский ли виноград это сказано?

В каждой стране есть такой красный сорт! Есть он и у нас. И значит, свои красные вина мы просто обязаны иметь.

Амурские вина с Русской равнины!

Вина Центральной России!А что? Неплохо звучит!

Создать сайт
бесплатно на Nethouse